Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чеченская ОПГ — почему она стала самой могущественной в Москве в 1980-1990-е

Чеченская ОПГ — почему она стала самой могущественной в Москве в 1980-1990-е

 

Начиная с 1980-х годов в число самых жестоких этнических ОПГ в России вошли чеченские банды. Благодаря национальному менталитету чеченские группировки обладали четкой структурой и иерархией. Большая их часть подчинялась так называемому совету старейшин. Решение старейшин воспринималось как окончательное и не подлежащее обсуждению. Ступенью ниже на иерархической лестнице стояли лидеры банд.

 

 

Крёстный отец Чеченской мафии

 

 

Несмотря на то что возглавляли ОПГ этнические чеченцы, в ее состав могли входить представители и других национальностей, но они тоже в обязательном порядке должны были строго придерживаться устава и правил, установленных в банде.

Чеченские ОПГ считались беспредельщиками по двум причинам. Во-первых, чеченцы открыто пренебрегали воровскими законами и порядками. Однако в то же время уважали могущественных «законников» и пытались найти с некоторыми из них общий язык. Во-вторых, чеченские банды отличались крайней жестокостью как по отношению к чужакам, так и к собственным собратьям. Сотрудники милиции даже не помышляли о внедрении оперативников в эту преступную среду, потому что при малейшем подозрении чеченцы подвергали членов своей же банды пыткам. Кроме того, в группировках работали отдельные люди, отвечавшие за «контрразведку» и выявление двойных агентов и стукачей.

Лазанская ОПГ

Одной из самых характерных и влиятельных этнических группировок стала Лазанская ОПГ. Название банды пошло от ресторана «Лазания», в котором располагалась штаб-квартира чеченцев. Основатели группировки — чеченцы Хож-Ахмед Нухаев (Хоза) и Мовлади Атлангериев (Руслан). Они были одногодками, оба 1954 года рождения. Атлангериев был выходцем из Караганды (Казахстан), а Нухаев – из маленького села в Киргизии. Оба – потомки чеченцев, высланных Сталиным в 1944 году.

Будущие лидеры банды сошлись во времена их обучения в вузах Москвы. Очень скоро они поняли, что грызть гранит науки — это занятие не для них, поэтому они бросили учебу и начали грабить квартиры. В основном их жертвами становились студенты-иностранцы, занимавшиеся спекуляцией в Советском Союзе. Расчет был верным: ограбленные не обращались с заявлениями в милицию, потому как боялись сами оказаться за решеткой за свою незаконную деятельность. Экс-сотрудник ФСБ Александр Литвиненко утверждал, что молодые чеченцы уже в то время имели покровительство спецслужб, которые и подсказывали им адреса иностранных торговцев.

Однако удача не всегда сопутствовала грабителям. В начале 1980-х годов налетчики вскрыли квартиру сына высокопоставленных чиновников, в результате чего делу был дан ход и сообщники сели в тюрьму.

В местах заключения они продемонстрировали главные качества, которые там ценились: стойкость и силу характера. Они открыто конфликтовали не только с другими зэками, но и с администрацией тюрьмы. На свободу Нухаев и Атлангериев вышли лишь в 1988 году. К тому моменту они уже получили известность в криминальном мире и множество полезных контактов.

В тот период этнические группировки находились в забитом положении. Московские чеченские банды были практически уничтожены объединенным фронтом «славянских» ОПГ. Представители «славян» фактически забрали Москву под свой контроль. Но это не устраивало КГБ. Тогда, как рассказывал Литвиненко, руководители спецслужб решили развязать междоусобную войну банд, создав второй фронт в лице крупной Чеченской ОПГ. Для этой цели идеально подходили Нухаев и Атлангериев. Во-первых, они уже имели опыт сотрудничества с КГБ, во-вторых, завоевали авторитет в преступной среде. Эта версия объясняет столь стремительный взлет лазанских.

Буквально за несколько месяцев Нухаев и Атлангериев объединили все чеченские ОПГ столицы. Под их контроль перешли Тимирязевский, Дзержинский, Кировский, Свердловский и Бабушкинский районы Москвы, большая часть автомобильного бизнеса столицы, а также вся сеть магазинов «Березка», распространявшая зарубежные товары.

Однако борьбе с внезапно образовавшимися чеченскими бандами мешала возникшая внутриполитическая ситуация. В рамках горбачевской политики гласности население получило доступ к архивным документам о депортации чеченцев во времена Великой Отечественной войны. Чеченцы воспользовались этим, мастерски эксплуатируя образ пострадавшего народа. Кроме того, в правительстве сидел мощный лоббист интересов их республики – Руслан Хасбулатов.

На фоне этих событий влияние лазанских росло. К могущественной группировке присоединились двое авторитетных воров в законе — Геннадий Лобжанидзе (Гена Шрам) и Тенгиз Марианошвили. В банду вступил и выходец из Чечни, экс-сотрудник МВД Максим Лазовой (Хромой). По некоторой информации, Лазовой имел тесные связи со спецслужбами.

Лазанские сразу заявили о себе как о жестоких и беспощадных преступниках. Они устроили бойню в ресторане «Лабиринт»: 30 лазанских, среди которых были сами Нухаев и Атлангериев, атаковали с ножами руководителей Бауманской ОПГ.

Еще один пример: однажды лазанские, не признававшие воровских титулов, в ходе переговоров напали на авторитетного вора Шакро Молодого. Ему, правда, удалось скрыться, однако на память о той встрече у него остался шрам.

Участие лазанских в чеченских кампаниях

В мае 1990 года все руководство лазанских очутилось за решеткой. Лидеры банды были обвинены в вымогательстве и хранении наркотиков и получили по восемь лет колонии.

Однако лазанские сумели сократить свой срок отбывания в МЛС. В колонию, в которой находился Нухаев, прибыли чеченские милиционеры и с помощью поддельных документов забрали осужденного с собой в столицу Чечни, которая к тогда уже объявила о своей независимости. Спустя пару недель, в декабре 1992 года, Верховный суда Чечни отменил приговор в отношении Нухаева. Президент республики Джохар Дудаев сделал его своим ближайшим подчиненным. Через некоторое время на свободе оказались и другие лидеры банды. С тех пор средства лазанских пошли на поддержку режима Дудаева и Ичкерии.

Несмотря на вооруженный конфликт, в Чечню стекались огромные финансовые потоки. Золотой жилой для банды стали махинации с авизо. По подсчетам специалистов, всего по чеченским авизо было похищено до 4 трлн рублей.

Взаимовыгодным сотрудничеством для банды обернулось знакомство с Борисом Березовским. Используя связи ОПГ в автомобильной сфере, Березовский сбывал машины ЛогоВАЗа. Кроме того, лазанские прикрывали олигарха в ходе «тольяттинских войн» за влияние над заводом. В 1994 году чеченцы помогли предпринимателю разрешить конфликт с лидером Ореховской ОПГ Сергеем Тимофеевым (Сильвестром).

Закат лазанских

С середины 1990-х начался медленный, но неуклонный закат группировки. В 1995 году были обнаружены мертвыми два влиятельных участника банды — Николай Сулейманов (Хоза) и Геннадий Лобжанидзе.

Пока в Москве продолжалась война банд, Нухаев становился все более крупной фигурой в Чеченской республике. После ликвидации Джохара Дудаева в 1996 году он занял пост первого вице-премьера в новом правительстве Зелимхана Яндарбиева. А с приходом к власти Аслана Масхадова Нухаев перебрался в Азербайджан.

С 1996 года ФСБ начинает уверенно брать лазанских под свой контроль. Членам ОПГ обещали забыть их криминальное прошлое взамен на сотрудничество в деле противостояния сепаратистам Ичкерии. Несколько лет лазанские помогали, преследуя свою выгоду.

Ситуация изменилась в 1999 году, когда в Департамент ФСБ по борьбе с терроризмом пришел вице-адмирал Герман Угрюмов. Он не принимал полумер и не шел на уступки. На полное коллаборацию с властями пошел Атлангериев. Остальные в течение нескольких лет были ликвидированы. В апреле 2000 года неизвестные расстреляли Маскима Лазовского. В том же году в тюрьму попал влиятельный член лазанских Лечи Исламов, в 2004 году его отравили. Неизвестна лишь судьба Нухаева. По некоторой информации, он был убит в феврале 2004 года, когда пытался бежать в Грузию через Дагестан.

Атлангериев продолжал сотрудничать с ФСБ, сдавая всех бывших подельников. Так продолжалось до февраля 2007 года, пока он не был похищен и вывезен в Грозный. Если действительно имел место именно такой сценарий, то, без сомнения, Атлангериев уже нет в живых.

На счету лазанских два громких убийства журналистов.

В 2000 году Нухаев дал интервью американскому журналисту Полу Хлебникову, который пару лет спустя по заданию редакции на основе этого интервью издал книгу, назвав ее «Разговор с варваром». Нухаева возмутили и вольное отношение автора к его словам, и нелестные комментарии сотрудников правоохранительных органов, приведенные в книге. 9 июля 2004 года, когда Хлебников выходил из своего офиса, неизвестные выпустили в него несколько пуль. Журналист скончался на месте.

7 октября 2006 года журналистка «Новой газеты» Анна Политковская была расстреляна в ее собственном подъезде. Исполнителями убийства признали членов лазанских под руководством Лом-Али Гайтукаева. 20 мая 2014 года Гайтукаев был приговорен к высшей мере наказания — пожизненному заключению. Таким образом, прекратила существование одна из самых жестоких банд в истории современной России.

Источник

Комментарии отключены.

Mission News Theme от Compete Themes.