Press "Enter" to skip to content

Александр Жилин: Перед терактом в Петербурге руководителям страны был послан месседж

Александр Жилин: Перед терактом в Петербурге руководителям страны был послан месседж

 

 

Взрыв в супермаркете на Кондратьевском проспекте в Санкт-Петербурге по счастливой случайности обошёлся без жертв. В общественном месте сработало взрывное устройство, начинённое поражающими элементами, но Следственный комитет возбудил дело по покушению на убийство.

 

Чуть позже президент РФ Владимир Путин назвал произошедшее терактом. Лишь после этого в СКР заверили, что отрабатывают все версии произошедшего. Стоит отметить, что в отличие от подрыва вагона метро и планировавшейся атаки на Казанский собор, действовал не смертник в толпе людей, а была заложена бомба с пока неизвестным способом приведения в действие. Наконец, стоит отметить, что в уходящем году этот теракт стал уже вторым в северной столице.

До недавнего времени террористы обходили город стороной, но сейчас действуют там всё чаще – в апреле произошёл взрыв в вагоне метро, попытка ещё одного теракта была пресечена ФСБ в июле, а в середине декабря была обезврежена группировка, готовившая целую серию терактов. Причём в этот раз выйти на след злоумышленников российским спецслужбам помогли данные, предоставленные американскими коллегами. Своим экспертным мнением о произошедшем в питерском «Перекрестке» с Накануне.RU поделился политолог, военный эксперт Александр Жилин:

– Чтобы понимать, что происходит – давайте чуть-чуть отмотаем ситуацию назад. В Петербурге уже был теракт в метро, совсем недавно «совершенно гуманитарная человеколюбивая» организация – ЦРУ, руководствуясь высшими интересами человечности, сообщила нам, что в Питере готовится террористический акт. И сразу же наши СМИ и некоторые политологи начали рассуждать, что это новое веяние и, наверное, мы перейдём к конструктивному сотрудничеству и так далее. Я хочу напомнить нашим политологам-конъюнктурщикам, что террористические акты, либо подобного рода слив информации – это всегда месседжи иностранных спецслужб конкретным руководителям страны.

Представим, что у вас есть сосед, который звонит вам и говорит, что под дверью, возможно, взрывчатка и что-то тикает, вы выходите, а там действительно она. И вы делите какую-то межу с этим соседом. И он говорит – если ты мне её не уступишь – неизвестно, что ещё будет у тебя под дверью, и сообщу ли я тебе об этом, вот о чём речь.

Обратите внимание, доблестная ЦРУ, руководствуясь высшими интересами человечности, что-то нам сообщила и мы накрыли кого-то, договориться не удалось. Мы, похоже, на уступки не идём. Поэтому происходит следующее – теракт, когда взрыв есть, а погибших нет. Это тоже месседж. И мы не знаем, и никогда не узнаем, потому что это делается на верхних этажах, что там передаётся ещё. Не исключаю, что там может быть ещё и шантаж. С террором очень сложно бороться, поэтому в условиях гибридной войны в России (а гибридная война это скрещивание разных форм – терроризм, информационная атака, хакерские атаки и прочее) на нас будет оказываться давление. Я вижу по разведпризнакам, что все эти вещи взаимосвязаны. И Питер – это же символично. Наш президент же оттуда.

Что испытывает православный человек, когда ему сообщают, что заминирован Казанский собор? Он испытывает потрясение. Президент Путин – выходец из спецслужб, он обучен контролировать эмоции, но всё, что происходит в Питере, как я считаю, – это события единого порядка.

Чем это всё закончится – пока сложно сказать, потому что мы с Вами не обладаем и одной десятитысячной информации, которой обладают наш президент и соответствующие спецслужбы. Мы можем только гадать, вокруг чего идут торги, но то, что нас к чему-то принуждают – это совершенно для меня однозначно.

 

Источник

Comments are closed.